23:14 

29.03.2009 в 23:18
Пишет Волшебница Лу:

Зависимость. Часть 8
Название: Зависимость
Автор: Волшебница Лу
Гамма: Yondi-chan
Жанр: драма, яой, романс детектив =P
Рейтинг: NC17
Дисклаймер: Кишимото-сану всех.
Статус: в процессе
Размещение: запрещено
Предупреждения: ООС, АУ.
От автора: Это не PWP, и автор не билась головой. Обоснуй запланирован в девятой части.

www.diary.ru/~4Hokage/p56026909.htm
www.diary.ru/~4Hokage/p56551945.htm
www.diary.ru/~4Hokage/p61344634.htm
www.diary.ru/~4Hokage/p61989028.htm
www.diary.ru/~4Hokage/p62830670.htm
www.diary.ru/~4Hokage/p63668430.htm
www.diary.ru/~4Hokage/p65126233.htm

Нервы были на пределе – казалось, ещё несколько минут ожидания, и что-то внутри разорвется, как слишком сильно натянутая струна. Наруто бесцельно бродил по квартире, поминутно усаживался на диван или в кресло, но через несколько минут вскакивал как ужаленный и снова принимался расхаживать взад-вперед. Злость и обида, так сильно вспыхнувшие в нем днём, что невозможно было их сдержать, давно исчезли, сменившись тревогой и тягостным, мучительным ожиданием.
Ну зачем он вспылил? Почему не сдержался? Ведь обещал, что больше не оставит Саске одного. А получается, он нарушил данное слово – нужно было стиснуть зубы, перетерпеть, согласно покивать, промолчать… Только он не смог, и в результате – на часах половина двенадцатого, а Саске неизвестно где.
Наруто пнул бок кресла и уселся на подлокотник, уставившись на телефон. Шансов на то, что Саске позвонит, было ничтожно мало, но всё же…
Где его носит, чёрт побери?
Наруто поерзал, со вздохом поднялся и поплелся на кухню. Мало того, что связаться с Саске никак не получалось, так ещё и Джирайя, оставив на автоответчике сообщение о том, что не приедет ночевать, видимо, отключил мобильный и был постоянно «вне зоны доступа».
«Нашел время, - грустно подумал Наруто, сунув нос в жестяную коробку и вдыхая теплый запах чайных листьев. – Как раз для того, чтоб за новой девушкой приударить…»
То, что опекун не приехал ночевать, его не удивляло – такое случалось с завидной регулярностью. Наруто обычно был не против – наоборот, ему даже нравилось, что на какое-то время квартира остается в полном его распоряжении, к тому же у него частенько ночевали друзья. Только сегодня этот «загул» был совсем некстати…
Наруто казалось, что ему стало бы намного легче, если бы он мог хотя бы рассказать Джирайе о том, что случилось. Пусть бы и услышать в ответ, что он идиот, и что нельзя было доводить до такого. Услышать слова, совсем не ранящие и не болезненные, которые звучат не как упрек, а как констатация факта, и знать, что после фразы «горе моё» последует что-то, звучащее если не успокоительно, то уверенно и надежно. Так, что становится ясно, что надежда есть и что сдаваться рано.
Но Джирайи нет, и дозвониться до него невозможно, некому рассказать, не с кем посоветоваться, остается только одно – ждать.
Без пятнадцати двенадцать.
Наруто заварил чаю, отпил несколько глотков и отставил кружку. На месте ему совершенно не сиделось, тело словно покалывали сотни крошечных игл, заставляя его постоянно двигаться. Наверное, со стороны это показалось бы смешным – носиться туда-сюда по квартире, бесцельно переставляя какие-то вещи, трогая мебель и корешки стоящих на полках книг, включать телевизор, выключать его и спустя несколько минут снова хвататься за пульт, потому что становится невозможно переносить тишину. В какой-то момент он, проходя по коридору мимо комнаты, в которой теперь жил Саске, непонятно зачем толкнул дверь.
Та открылась, негромко скрипнув. Наруто на секунду замер, заколебавшись, но все-таки переборол непонятно откуда взявшуюся робость и шагнул вперед. Всего пару дней назад это была пустая и безликая комната, и он не особенно любил сюда заходить. А теперь почему-то сразу становилось ясно, что у комнаты появился хозяин. Здесь всё было чуть-чуть не так, как обычно, и в этих мельчайших и на первый взгляд незначительных деталях сквозило присутствие Саске.
Гардины не подвязаны, а свободно свисают, наполовину открывая окно, кровать заправлена чуть-чуть по-другому - покрывало закрывает не всю поверхность, а слегка отвернуто наверху. Подушки повернуты иначе. Плед сложен не квадратом, а прямоугольником. На прикроватной тумбочке – какая-то книга. Наруто подошел посмотреть ее поближе. Оказалось – Э.М. Ремарк, «Три товарища».
Здесь теперь не было ощущения пустоты, присущей «ничьей» комнате, словно книжка на тумбочке и свитер, перекинутый через спинку стула, полностью вытеснили её отсюда. Наруто наклонился к подушке, с трудом преодолевая желание уткнуться в неё лицом. Не получилось - против воли он сел на кровать, прижался щекой к прохладному хлопку, от которого пахло имбирем и - совсем чуть-чуть - бергамотом. И Саске. Запах его кожи тоже остался на подушке. Наруто немного подышал в чистую белую ткань наволочки, и ему стало легче.
От входной двери донесся звук поворачивающегося в замке ключа. Наруто подскочил, и, забыв поправить покрывало, вылетел в коридор.
- Саске! Какого чёрта ты шляешься неизвестно где, я чуть не свихнулся, пока тебя ждал! Ты… Саске? Что случилось?...
Взгляд выхватил кровоточащую ссадину на виске, расцарапанную в кровь руку, испачканную в пыли и какой-то ржавчине одежду.
Двигаясь как сомнамбула, словно тело отказывалось ему подчиняться, Саске подошел к нему, обнял почему-то одной рукой и сильно прижал к себе. Наруто замер от удивления и неожиданности, чувствуя, как бьется его сердце - сильно, ровно, чуть быстрее, чем обычно. Потом осторожно обнял его в ответ, сквозь тонкую ткань свитера почувствовав холод его кожи. Он молчал, понимая, что расспрашивать сейчас бесполезно, что Саске всё равно ничего не расскажет. Только обнимал в ответ, слегка поглаживая по спине и плечу и чувствуя, как друга начинает бить неконтролируемая дрожь.
Они так и стояли, пока Саске сам не отстранился – так же быстро и не говоря ни слова, как приблизился. Наруто молча смотрел на то, как он снимает обувь и проходит мимо него в комнату. Хлопнула дверь.
И всё. Наруто в замешательстве уставился в пол. Беспокойство увеличилось просто в геометрической прогрессии. Что могло случиться с Саске? Просто подрался с кем-то на улице? Хотелось бы в это верить, только вот он всегда избегал таких «подворотных» разборок. Хотя если его спровоцировать…
А что, если это как-то связано с теми людьми, кто следил за ним и приезжал в его квартиру в тот день, когда они забирали документы? Если это как-то связано с «Коброй» и с тем, что там… Он отогнал от себя эти соображения, рассудив, что домысливать что-то не имеет смысла – лучше уж просто поговорить с Саске. Чуть попозже, когда он… отойдет.
Подождав несколько минут, чтобы дать ему успокоиться и прийти в норму, Наруто осторожно поскребся в дверь:
- Саске? Можно к тебе?
Из-за створки донесся приглушенный звук, точно что-то упало, и негромкое ругательство. Потом – долгий вздох.
- Нет.
- Нет? – растерянно переспросил Наруто. – Но ты… У тебя кровь на лице… И рука…
- Всё нормально, – голос был глухой и охрипший от холода. - Просто царапина. Уже поздно, так что ложись спать. Спасибо, что дождался меня.
- Саске…
- Спокойной ночи.
- Саске!
- Наруто, мне нужно побыть одному. Уйди. Если не спится, книжку почитай.
Наруто немного постоял, упираясь лбом в запертую дверь.
- Хорошо, - собственный голос показался льдисто-холодным. – Хорошо, я уйду. Если ты так хочешь. Спокойной ночи.
Он развернулся, погасил свет в прихожей и коридоре, дошел до своей комнаты, упал на кровать и бездумно уставился в беленый потолок, сильно стискивая подушку.
Ожидание и беспокойство переплавились в бессильную злобу, которая едва не выплескивалась наружу. Ох, ещё бы секунда…
Наволочка предательски затрещала. Наруто опомнился и немного ослабил хватку, заставив себя несколько раз глубоко вздохнуть. Спокойнее, спокойнее… У Саске такой период, ему сейчас проще быть одному, чем с кем-то, пусть даже этот кто-то искренне желает помочь. И, хоть Цунаде и сказала, что его нельзя оставлять одного, если ему нужно…
Наруто выругался и перевернулся на бок, обнимая подушку так, словно она была живым существом. Нахмурился.
Что же такое творится с Саске? Сначала срывается непонятно почему, хотя всё было так хорошо… Убегает, где-то пропадает несколько часов, появляется ночью, весь грязный и избитый, с окровавленным виском, обнимает и снова убегает, на этот раз отгородившись дверью и безразличными словами.
И всё это совершенно на него не похоже. Ну, кроме безразличных слов…
Наруто сел и покосился на трубку стационарного телефона, мерцающую приветливым зеленоватым огоньком. Есть только один человек, который может ему помочь, дать хоть какое-то объяснение тому, что происходит, и этот человек - Цунаде. Правда, уже слишком поздно, чтобы ей звонить… Может, завтра?
Рука сама потянулась к трубке, пальцы, привычно пробежав по кнопкам, набрали нужный номер. Слушая длинные гудки, Наруто успокаивал себя тем, что ему просто жизненно необходимо узнать, что творится Саске, а это оправдывает даже то, что звонить Цунаде он собрался в первом часу ночи. Может, всё объясняется просто и такое его поведение связано с лечением. Тогда будет гораздо спокойнее, и злости не будет, а главное, Наруто сможет быть уверен в том, что он – не причина таких вспышек. Ками, пожалуйста, пусть всё будет именно так…
- Алло, - игриво сказали в трубке. – Слушаю!
Наруто сглотнул, слыша на заднем плане музыку и взрывы веселого смеха.
- Цунаде…сама, - сказал он и мысленно дал себе по голове. Сколько раз она уже говорила, чтобы он так её не называл, а?
Но на этот раз она оставила это без внимания, видимо, что-то в его голосе заставило её насторожиться.
- Наруто, - сказала Цунаде, мгновенно посерьезнев. – Что случилось?
- Саске… Я хотел про него спросить.
- Что-то не так?
- Нет, с ним… Ничего особенного, - пробормотал он, смутившись.
Ну да, конечно, ничего особенного, просто он где-то бродил до полуночи, и вернулся весь избитый. А так ничего особенного…
- Знаете, у него в последнее время очень часто меняется настроение, - сказал Наруто, взяв себя в руки. – Он то спокойный, то взрывается из-за пустяков… То отталкивает меня, то обнимает. Я хотел спросить, вы не знаете, из-за чего это? Может, это побочный эффект от лекарств? Я даже не знаю, как на всё это реагировать.
Цунаде немного помолчала. Музыка стихла, сменившись гулким шумом, в котором Наруто узнал рокот прибоя. Значит, она была около моря и вышла на улицу, чтобы можно было спокойнее говорить. Значит, она знает причину.
- Наруто, - сказала Цунаде неожиданно жестким голосом. – Дело в том, что тот препарат, который он принимал в качестве наркотика, имеет несколько другие свойства, чем мы предполагали изначально. Я говорю «в качестве наркотика» потому, что по большому счету это вещество отличается от синтетических опиатов, да и вообще от всех известных видов наркотических веществ. Он что-то вроде… сильнодействующего психотропного средства, которое вызывает привыкание и сильнейший абстинентный синдром даже при однократном введении. Понимаешь, о чем я?
- Не очень, - нахмурился он.
- Это значит, что он подействовал не только на физическое, но и на психическое состояние Саске. Причем последнее - скорее побочный эффект, возникающий при отмене препарата. Прибавь к этому то, что ему пришлось вынести, и поймешь, почему у него возникают… неадекватные реакции. Это должно со временем пройти.
Наруто молчал, кусая губы.
Ведь верно. Саске так досталось – другой на его месте просто свихнулся бы…
- Я понимаю, что это тяжело, но вам обоим придется перетерпеть, - чуть мягче сказала Цунаде. – Это тот случай, когда можно вылечить только тело, а душе ничем нельзя помочь. Имей в виду, он может казаться спокойным, но то, что творится внутри… Поэтому я и хотела, чтобы ты был рядом – ты, пожалуй, единственный, кто знает его настолько, чтобы чувствовать его настроение. Пока он держит всё в себе, но, думаю, рано или поздно произойдет срыв. Кризис, понимаешь? Он уже начинает понемногу отходить от привычного состояния – жизни от дозы до дозы, и ему всё сложнее контролировать свои эмоции. Они могут по-разному проявляться, но ты должен оставаться рядом с ним, что бы не происходило, понимаешь? Как бы тяжело ни было. Потому что этот кризис опасен тем, что приносит с собой мысли о суициде.
Наруто показалось, что он ослышался:
- О чем?
- Он может попытаться покончить с собой, - мягко сказала Цунаде. Её голос и шум моря совсем не вязался с теми фразами, которые она произносила. – Я боюсь именно этого. Последи за ним. Будет даже лучше, если какое-то время вы будете спать в одной комнате. Запасись терпением – это время нужно просто переждать. Пообещай, что постараешься сдерживаться.
- Обещаю, - пробормотал Наруто. – Знаете, Саске сказал, что хочет побыть один. Я теперь даже не знаю – что мне, дверь в его комнату ломать?
- Не нужно, - рассмеялась она. – Просто на будущее старайся не оставлять его. И не пугайся так, я просто сказала, что есть риск, но пока у Саске я даже намека на такую склонность не заметила. Просто заходи к нему почаще.
Наруто, позабыв, что она его не видит, машинально кивнул и нажал на отбой.
Потом опустил трубку на пол около кровати и задумчиво уставился на противоположную стену.
Странно, но слова Цунаде немного успокоили его, хотя и подали новый повод для волнения. Но самое главное - он всё делает правильно, и нужно только подождать и немного потерпеть. Как там говорят, время – лучший лекарь? Время и ещё возможность разделить боль на двоих.
Наруто неожиданно для себя зевнул – раз, потом второй, затем третий. Уже прикрыв отяжелевшие веки, вяло подумал о том, что хорошо бы было переодеться в пижаму, а перед этим ещё раз попробовать поговорить с Саске. Но лежать, прижимая к себе нагревшуюся подушку, было так удобно, и кровать показалась ужасно уютной и мягкой…
Он осознал, что заснул, только почувствовав на лице мягкие, теплые, легкие прикосновения. Зажмурился, ощутив щекочущее скольжение на коже щек. На секунду ему показалось, что это Сай дразнит его, проводя по коже шелковистой беличьей кистью, но, приоткрыв глаза, он увидел что-то, что заставило его замереть и с силой втянуть носом воздух.
Черные, блестящие в темноте глаза, в уголках которых затаились серебристые слёзы. Тонкие мокрые дорожки на бледной коже, едва заметные капли, остановившиеся, точно застывшие на щеках. Искусанные губы, почти такие же бледные, как и кожа, безостановочно шепчущие единственное слово:
- Прости…
Наруто не шевелился. Ему казалось, что это сон, утренний мираж, который, как известно, легче всего перепутать с реальностью. Но Саске, склонившийся над ним, его волосы, щекочущие кожу, его губы, касающиеся век, щек и лба, его теплое дыхание, сбивчивое и прерывистое, вкус его слёз на губах – всё это было слишком реально для сна. И совершенно невозможно в реальности.
- Прости… Прости меня… Прости…
Наруто осторожно поднял руку и мягко провел по его щеке, стирая прозрачные капли. Улыбнулся – как только мог успокаивающе и тепло, хотя сердце колотилось в груди, как сумасшедшее.
«Ну вот… - подумал он, чувствуя, что Саске бьет крупная дрожь. – Это то, о чем говорила Цунаде? Срыв? Кризис? Наверное, да. Никогда не видел у Саске таких глаз. И никогда не видел, чтобы он плакал. Даже в детстве…»
- Всё хорошо, - прошептал он, глядя в черные измученные глаза, в глубине которых читалась беспорядочная гамма смешавшихся эмоций. – Всё в порядке, Саске. Я не обиделся, правда не обиделся. Мы ведь друзья, а друзья должны прощать друг друга. Не переживай так.
- Друзья,- прошептал Саске, глядя ему в глаза. – А с Саем вы тоже друзья? Или ты его так не называешь?
Наруто, слыша в его голосе странные звенящие нотки, замер.
- При чем тут…
Саске улыбнулся – странной натянутой улыбкой, совершенно не вязавшейся со взглядом его глаз и серебристыми дорожками слёз на щеках.
- Я так не могу, Наруто. Больше не могу. Мне кажется, ещё немного, и я просто свихнусь – из-за тебя, из-за него, из-за того, что вы вместе. Я ненавижу вас обоих за это, и себя тоже ненавижу, потому что мне не всё равно, понимаешь?!
- Саске, - Наруто, стараясь говорить спокойно и не выдать волнения, осторожно высвободил одну руку. – Успокойся. Я же сказал, вы с Саем для меня на разных ступенях. Вас нельзя сравнивать, ведь…
- Молчи. Господи, да как мне объяснить, чтобы ты понял?...
Наруто охнул, почувствовав, как он, наклонившись, припадает губами к его шее, проводит вдоль напрягшихся мышц горячим влажным языком, как царапает кожу зубами, вызывая разбегающиеся вдоль спины мурашки.
- Саске… Не нужно, стой…
Его имя растаяло, смешавшись с долгим удивленным вздохом. Слова, прозвучавшие после, показались обоим жалкими и неубедительными. Наверное, из-за того, что были ложью – самой настоящей ложью, попыткой убедить Саске в том, в чем Наруто сам был не особенно уверен.
Не нужно ли?
К прикосновениям губ на шее присоединилось скольжение рук на груди.
От ласки мгновенно вспыхнула кровь, словно кто-то бросил спичку в разлитый бензин. Огонь разнесся по телу, отдавшись приятным покалыванием вдоль позвоночника. Саске вздохнул, сбивчиво что-то зашептал, не переставая целовать его шею, впадинку между ключицами, прижимаясь мокрой от слез щекой к обнажившемуся в оттянутом вороте расстегнутой толстовки плечу. Чуть подрагивающими руками провел по полоске голой кожи между джинсами и краем футболки, нащупал круглую металлическую пуговицу застежки и легким движением высвободил её из петли.
Наруто дернулся под ним, стряхивая наваждение, которое навеяли плавные прикосновения и легкие сбивчивые поцелуи. Сильно уперся руками в грудь Саске, заставляя того приподняться. Прижав ладони к его вискам, принудил повернуть голову и посмотреть на себя.
- Саске, остановись, - умоляюще проговорил он, с ужасом чувствуя, что тело реагирует на близость совсем не так, как разум. - Давай лучше потом поговорим, утром? Потом, когда придешь в себя…
Саске смотрел на него невидящим взглядом, и в какой-то момент Наруто показалось, что он попросту его не слышит. Но только показалось.
- Ты думаешь, я не в себе, - грустно усмехнулся Саске. – Думаешь, я пришел сюда и пытаюсь тебя… совратить - так это называется? - потому что я ненормальный? А я ещё никогда в жизни так четко не осознавал, чего именно хочу. Я понял только сегодня. И каким же идиотом я был, Наруто...
Он медленно покачал головой, точно оценивая собственные слова, замер, на секунду задумавшись, потом широко улыбнулся:
- А, впрочем, чёрт с тобой. Думай, как хочешь. Только слушать тебя я не собираюсь. Хотя бы сегодня.
- Что значит… Саске, хватит! Хватит…
Он не остановился. Как это на него похоже – не обращать внимания на протесты. Продолжать, игнорируя вцепившиеся в плечи пальцы и произнесенные сбивчивым неуверенным голосом слова. Наруто охнул, запрокинул голову, чувствуя, как разгоряченное тело само подается навстречу ладоням Саске. Он потерял контроль над собой, он тянулся к ласкающим его рукам, принимая нежность, о которой так долго мечтал, которую ждал, к которой оказался, вопреки всему, совершенно не готов.
Снова прикосновения губ на шее, цепочкой проходящие вверх по горлу, к нижней челюсти и подбородку.
Желание мгновенно снесло все запреты, не оставив от них камня на камне. Наруто высвободил руки из рукавов толстовки и крепко обхватил Саске, прижимаясь к нему всем телом, неловко ловя ставшие чуть более грубыми поцелуи губами.
- Ты мне веришь? – прошептал Саске, прихватывая губами его нижнюю губу. – Веришь, Наруто? Что это не минутное помешательство? Что ты мне нужен? Веришь?
Внутренняя борьба длилась не больше секунды – ведь её исход уже был предрешен.
- Верю, - шепнул он в ответ. – Верю…
Это прозвучало как согласие – на всё, на любое безумство, любую прихоть. Тихое, едва слышное слово, утонувшее в очередном вздохе и шорохе сползающих к лодыжкам джинсов, оказалось точкой невозврата, после которой можно двигаться только вперед.
Чувства, насильно запрятанные в самые дальние уголки сознания, болезненно обнажились, и Наруто уже не понимал, от чего задыхается – то ли от желания, всё усиливающегося с каждым прикосновением, то ли от растапливающей душу нежности и тоски.
Так долго он их прятал, и теперь мог только робко принимать ласку, до конца так и не поверив в то, что это происходит на самом деле.
Было что-то совершенно нереальное в том, что Саске касался его… так. А предательская мысль о том, что это - последствия пресловутого срыва, психической нестабильности, а вовсе не искренние чувства, то и дело возвращалась, заставляя его закрывать глаза от стыда. Ведь если Саске не осознает, что делает, нужно его остановить, верно?
Только вот точка невозврата уже пройдена…
Горячие губы чуть прихватывают головку члена, язык плавно обводит её, на секунду задерживается у впадины в середине и медленно движется вниз по стволу, до самого основания.
Простая, незамысловатая ласка, но Наруто готов кончить уже от одной мысли о том, кто это с ним делает. Этого пока нельзя, и он сдерживается, хотя жаркую истому внизу живота становится невозможно терпеть, а расползающаяся по телу дрожь заставляет сердце сладко сжиматься и замирать, пропуская удары. И, когда Саске отстраняется, с губ Наруто срывается даже не стон, а какое-то гортанное рычание, оканчивающееся судорожным всхлипом.
- Сейчас, - шепчет Саске, улыбаясь и поглаживая его напряженный живот. – Сейчас…
«Сейчас» тянется бесконечно – его язык дразнит тонкую кожу внутренней поверхности бедер, очень близко к паху, на сгибе бедренного сустава, и плавные медленные движения кажутся пыткой. Это и есть пытка – огнем, разлившимся по венам, желанием, одуряюще ударившим в голову так, что думать стало совершенно невозможно, лаской, от которой горела кожа и дрожали натянувшиеся под ней нервы…
Наконец прикосновения, неторопливо, словно нехотя, возвращаются к члену. Наруто чувствует влажный жар, охватывающий изнывающий от возбуждения орган, чувствует, как Саске плавно и осторожно двигается вниз, впуская его в себя.
А дальше – взрыв, катаклизм, черная бездна, расцвеченная частыми всполохами. Кажется, он едва не кричал. Кажется, сильно вцепился рукой в волосы Саске. Кажется, инстинктивно начал подбрасывать бедра вверх, стараясь проникнуть глубже, получить как можно больше того, что ему приносили в дар. Или в жертву?
Наруто не помнил точно, что происходило, потому, что в какой-то момент физическое удовольствие и вырвавшиеся на свободу чувства сплелись, сжавшись в комок, а потом с бешеной скоростью развернулись, накрыв его с головой.
Финал, развязка – кто поверит в то, что под закрытыми веками вспыхивает свет, в тысячи раз более яркий, чем само солнце? Что каждая мышца тела, каждая клеточка судорожно сжимается, чувствуя приближающийся оргазм? Что воздух становится чем-то лишним, ведь дышать нужно будет потом, а сейчас, именно в этот момент – только чувствовать.
Так бывает, когда любишь.
А последний поцелуй, медленный и какой-то успокаивающий, с собственным вкусом на чужих губах, - как прощание.
- Саске, - прошептал Наруто, пытаясь продлить мгновения утекающего с каждым ударом сердца счастья. – Саске, я…
Он ничего не ответил. Даже не кивнул. Не улыбнулся. Просто ещё раз коснулся губами губ Наруто, заставив того замолчать. Провел рукой по его лбу, стирая выступившие на коже капли пота.
А потом встал и ушел, оставив дрожащего Наруто на смятой постели. И закрыл за собой дверь.
***
Чашка с недопитым кофе, тарелка с печеньем, початая пачка сигарет, пепельница, уже наполовину полная окурков – «набор начинающего гения», как иронично называл этот натюрморт, организовавшийся на столе, Гаара. Залезать в компьютеры компании Данзо ему почему-то больше всего нравилось под «New York» Синатры и синий «Винстон».
Всего-то делов – разворотить компьютер, на который повязана внутренняя сеть, просмотреть последние отправленные документы и одновременно порыться в архиве главного компьютера компании, куда стекаются все данные от всех машин, стоящих в многочисленных офисах… Этакий принцип централизации информационных потоков - просто идеально для желающих быстро и почти безболезненно найти необходимые документы. И несчастный Файерволл, судорожно пытающийся засечь, откуда же произошло вторжение, совершенно зря старается, потому как ни один из трёх адресов, с которых Гаара запускал коварные программы, позволяющие получить доступ в сеть «Данзо», не существует…
Может, грохнуть её, эту сеть, раз уж всё равно взломал? Интересно, сколько времени понадобится их компьютерщикам, чтобы реанимировать её? Сутки? Или больше?
Гаара хмыкнул.
Сутки информационного паралича для такой компании, как «Данзо», означали потерю нескольких десятков миллионов йен. Мелочь, а приятно.
Информация перетекала по проводам в его компьютер, он быстро просматривал файлы, но не находил того, что было ему нужно. Перед глазами мелькали столбцы цифр, тексты договоров…
Не то, не то…
-I wanna wake up in a city that doesn`t sleep… - задумчиво подпел Синатре Гаара, пролистывая очередной документ. – Так, а вот это уже интересно.
Он быстро пробежал глазами строчки. Дойдя примерно до середины, усмехнулся хитрой нагловатой кошачьей улыбкой.
Перед ним был подробный план объединения «Данзо» и «Риу». И, если Гаара хоть что-то смыслил в бизнесе, эти несколько страниц печатного текста фактически были приговором последней компании.
Документы – это вам не домыслы, не сплетни и не слухи, это уже серьезно. Теперь, по крайней мере, на руках есть прямое доказательство того, что «Данзо» ведет нечестную игру…
Он скинул план на флэшку, решив при случае отдать его Наруто.
Больше интересного не было, и, выбравшись из сети, он выключил музыку и закурил.
Что-то в этой истории не давало ему покоя. Данзо, объявивший о том, что собирается объединяться с Риу, а по факту решивший попросту избавиться от основного конкурента на рынке, начал действовать практически сразу же после смерти Учихи Фугаку. Неужели они не знают про то, что компания вот-вот перейдет в руки Наруто и младшего сына Фугаку? Пусть пока формально, но всё же эти двое - огромное препятствие на пути. И ещё этот срок – до девятого октября… Значит, они собираются девятого подписать все необходимые бумаги. Но девятого Наруто исполнится восемнадцать, а значит, именно с этого дня, опять-таки формально, он сможет распоряжаться своей частью акций. Какого черта они назначили такую дату? И потом, они что, не знали про то, что у Риу есть хозяева?
Гаара поморщился и задумчиво сунул в рот любимое печенье.
Почему они так уверены в том, что объединение пройдет успешно? Даже в новостях объявили… И план составили, какие молодцы!
Может, стоит залезть в их почту?
Вскрывать чужие мейлы Гаара не любил, и практически никогда этим не занимался. Мало ли, на какую информацию можно наткнуться… Но сегодня случай был особенный.
Он снова подключился к сети, и, пока хакерская программа расшаркивалась с Файерволлом, щелкнул пультом. Из серебристых квадратных динамиков музыкального центра понесся хорошо знакомый голос Синатры. Ну подходили его песни для того, чтобы под них ломать пароли «Данзо», подходили… Хакерство ведь тоже своего рода искусство.
Минутная задержка, и вся почта компании у него как на ладони. Безумная кипа писем… Гаара подумал и сразу отмел те, которые приходили из мелких филиалов, заводов и вообще «с мест». Подумал ещё и отмел те, что приходили раньше июня. Из оставшихся выбрал те, что приходили на компьютеры в центральном офисе. Осталось каких-то несколько десятков тысяч... Н-да, задача.
Если документация в компании разложена, что называется, по полочкам, то с письмами всё не так гладко.
Решительным жестом Гаара наугад открыл одно письмо. И снова прищурил бирюзовые глаза, пробежав взглядом строчки.
«Ривьера, 10.06. Здравствуй, папа! Здесь очень хорошая погода. Солнце почти всё время рядом, и я могу наблюдать за ним почти целый день. Ночью только не могу. Надеюсь, ты пришлешь мне собачку. Очень скучаю по нашему большому другу, давно его не видел. Твой сын».
Гаара пару минут посидел, снова и снова перечитывая короткое послание. Казалось бы, обычное письмо, от ребенка любящему отцу, но… Интуитивно он чувствовал, что что-то не так. Гаара открыл список мейлов и вычеркнул все, оставив только письма, пришедшие с того же адреса, как то, что он прочел. Закурил и принялся просматривать.
«Ривьера, 12.06. Здравствуй, папа! Погода ещё лучше, чем раньше. Теперь солнце совсем близко. Я играю в мяч так, как ты рассказывал, и всё получается. Спасибо за собачку, она теперь всегда со мной. Нашего друга нигде не видно, вчера был выходной, а он не приехал. Надеюсь его увидеть. Твой сын».
«Ривьера, 20.06. Здравствуй, папа! Погода отличная. Теперь тут ночью светло, как днем. Все так, как ты говорил, и у меня всё хорошо. Подарил собачку, пришли мне ещё одну, на всякий случай. Нашего друга не видно, и я начинаю немного волноваться. Твой сын»,
«Ривьера, 22.06. Здравствуй, папа! …»
Бред какой-то. Что-то тут не так, неестественно, настораживает, но вот только что? Что?
От мыслей его оторвал звук дверного звонка. Гаара бросил быстрый взгляд на часы в углу монитора. 02:26. И кто мог прийти в такое время?
Звонок снова зазвучал – требовательно, настойчиво. Гаара вздохнул, смахнул со стола крошки и пошел открывать. Он был спокоен – подъезд охранялся, везде стояли камеры, так что даже ночью в доме было вполне безопасно. И потом, это вполне могла быть сестра, в очередной раз разругавшаяся с отцом, или балбес братец, которому лень ехать домой из клуба через весь город, и он решил нагло воспользоваться родственными связями…
Не спрашивая и даже не заглянув в глазок, он распахнул дверь.
И удивленно вздохнул, отступая вглубь квартиры.
- Сука, - спокойно сказал стоявший на пороге человек. Что-то темное металлически блеснуло в выпрямленной, направленной на Гаару руке.
Негромкий хлопок. Звук упавшего тела.
Тишина.
***
Он чувствовал себя, как хищник на охоте. Так было всегда – чем изворотливее оказывалась «дичь», тем интереснее было работать. Но на этот раз всё повернулось немного иначе. Приказ был – разобраться красиво, а «дичь» своим дерганьем всё испортила. Ну ничего…
Он был настоящим творцом, мастером своего дела. И он ненавидел, когда что-то шло не так, а в последнее время ему капитально не везло. Он поклялся себе, что рано или поздно, даже если придется взорвать ещё десяток машин, он доберется до «дичи»…
- Дейдара.
Небрежный кивок в сторону – вполне достаточно для того, чтобы показать, что он слушает. От легкого движения головы длинная челка чуть открывает прикрытую светло-русыми прядями щеку, так, что видна повязка, плотно закрывающая глазницу.
- Ты же не облажаешься в следующий раз, как в прошлый?
Он стиснул зубы так, что стало больно:
- Следи лучше за собой.
- Я-то слежу. Только, сдается мне, в последнее время Лидеру не слишком нравится, как ты работаешь.
- И что я могу поделать? – раздраженно сказал он. – Кто знал, что чертова кошка полезет в этот чертов «Мейбах»? На хрена её вообще туда понесло?
- Кошки, знаешь ли, любят погреться. Ей в принципе всё равно – «Мейбах» или не «Мейбах», главное, чтобы капот был теплым. Сколько, интересно, весила киса? Килограммов двадцать, не меньше, раз твой заряд так хорошо рванул. Или просто кто-то не докрутил что-то в детонаторе, а?
Дейдара зло сплюнул под ноги:
- Пошел ты. Хоть раз бы сделал что-то сам.
- Ты засрал это задание, не я, так что нечего злиться. Кстати, раз Лидер велел мне вернуться в страну, значит, дела у вас тут идут не слишком хорошо.
- Блять, – проворчал Дейдара. – Если бы не сука кошка, всё было бы отлично.
- Запомни, Дей, кошка сукой не бывает, это прерогатива собак и людей. А сейчас лучше подумай, как действовать дальше.
- А ты уже подумал?
- У меня другой приказ.
- Н-да? А посвятить в него ты меня не собираешься? Мы ж напарники теперь как-никак. И вообще, ты, насколько я знаю, всё это время прохлаждался во Флориде, Итачи. Так что не фиг на меня гнать, мол, не работаю ни хрена. Иди и убери этого сам, если такой умный.
В ответ – презрительное фырканье.
Насколько Дейдара знал нового напарника, тот сейчас не был расположен к длительным беседам. Он покосился на лицо Итачи. Точно – брови чуть нахмурены, черные глаза прищурены, и, не отрываясь, следят за окном напротив. А всё-таки он довольно симпатичный, этот Учиха. На первый взгляд и не скажешь, что он – профессиональный убийца. Руки вон ухоженные, совсем не то, что у самого Дейдары – расцарапанные и огрубевшие от вечной возни со взрывчаткой. И волосы красивые, длинные и даже на вид удивительно мягкие. Встретив его на улице, можно подумать, что он студент какого-то очень престижного ВУЗа. Или модель. Мысль о том, что он – снайпер, наемный киллер, просто не укладывается в голове. Даже в голове у Дея, который к своим двадцати двум годам успел перевидать множество снайперов и ещё большее количество киллеров, и знал, что убийца никогда не бывает похож на убийцу. А если похож, значит, он – не профессионал.
- Слушай, - сказал наконец Дейдара серьезным тоном, так, чтобы Итачи сразу понял, что дальше разговор пойдет исключительно о работе. – Этот Джирайя не так прост, как кажется. Ты ведь знаешь его?
- Немного, – нехотя сказал Итачи. – Он в свое время общался с моим отцом. Но последние лет восемнадцать они порвали все отношения, так что сейчас я ничего о нем не знаю. И, если ты хочешь, чтобы я сказал тебе, как поступить, помни, что я всё это время прохлаждался во Флориде. Так что я вряд ли смогу помочь.
- Ладно, чёрт с тобой. Не хочешь – не надо, без тебя справлюсь. – Дейдара фыркнул, подражая Итачи, и нетерпеливо встряхнул волосами. – Но хотя бы чем ты будешь заниматься, ты можешь сказать? Лидер ведь не просто так выдернул тебя, верно? Есть что-то серьезное, что он может доверить только тебе.
- Есть.
- А что именно?
- Дей, зачем тебе знать?
- Праздное любопытство.
- Слушай, - ухмыльнулся Итачи. – Если тебе от этого станет легче, Лидер сказал, чтобы я пристрелил тебя, если ты опять облажаешься. Ничего личного. Работа такая.
Дейдара замолчал, хмуро разглядывая расстилающийся перед ними город. Сидеть ночью на железной крыше, прижимаясь к какому-то непонятному выступу, чтобы оставаться незамеченным, и дрожать на холодном, пронизывающем до костей ветру было не очень-то приятно… Однако отсюда было отлично видно соседний бизнес-центр, в котором сейчас находилась «дичь».
Работящая такая «дичь» попалась. Можно даже сказать, «дичь»-трудоголик. И что можно делать на работе в такое время? Три часа ночи, как-никак… Дей негромко матернулся, поднимая воротник куртки.
- Дейдара, - предостерегающе сказал Итачи. – Лидер велел без фанатизма. Держи себя в руках.
- Я помню, помню…
Они помолчали, вглядываясь в единственное освещенное окно на одиннадцатом этаже новехонького сверкающего полированными зеркальными стеклами бизнес-центра.
- Скажи-ка, - неожиданно спросил Итачи. – Я что-то слышал о том, что у нас пополнение.
- А? А, да. Ничего особенного.
- Кто?
- Понятия не имею.
- Не видел?
- Нет. Зачем мне его видеть? Просто слышал краем уха. Немного тут, немного там…
- И, - неожиданно нетерпеливо спросил Итачи, – что ты слышал?
Дейдара удивленно посмотрел на него. Взгляд напарника по-прежнему был устремлен на противоположное здание, но выражение его лица немного изменилось. И, хоть убейте, Дей не мог понять, что оно теперь означает. Этакая смесь сосредоточенности, настороженности и какой-то жестокости, что ли…
- Да ничего особенного, я же сказал. Он нужен, чтобы присматривать за Узумаки, вот и всё.
- Присматривать?
- Пока да. Я так понял, лишний раз рисковать Лидеру не хочется. Сам знаешь, твой отец организовал нам много проблем, и некоторые из них до сих пор не разрешились. Так что с Узумаки он решил перестраховаться, вот и послал к нему мальчишку, чтобы тот сыграл в дружбу, или в любовь, в общем, привязал его к себе покрепче.
- И что за мальчишка?
- Не поверишь, Итачи, - ухмыльнулся Дейдара. – Я прифигел, когда узнал. Ты его тоже знаешь. Это…
- Он идет, - негромко прервал напарника Итачи, вскидывая на плечо винтовку с оптическим прицелом. – Поговорим после.
- Ты что, собираешься…
- Ты же ныл, что ни хрена не можешь сам сделать. Заткнись и не мешай… Твою мать. Тебя, случайно, никто не сглазил?
Дейдара хмыкнул, глядя на пять человек, остановившихся около двух автомобилей припаркованных у пустого тротуара.
- Да уж… Не везет нам, бедным. Или ты всех положишь?
- Нет, - скрипнул зубами Итачи, опуская винтовку. – Слишком много шума будет. Они из госбеза.
- Откуда?
- Служба государственной безопасности.
- Блядь…
- Да уж. Ладно, подождем, пока они уедут, и уходим.
- Хм-м? Вот так просто уйдем?
- Дей, - Итачи повернулся к нему, быстрыми привычными движениями развинчивая винтовку. – Ты соображаешь, во что всё может вылиться, если мы сейчас начнем стрельбу? Вон тот, в плаще – Морино Ибики, он давно копает под нас. Девушка рядом – Анко Митараши, она давно пытается прижать хвост Орочимару, да только силенки у неё не те. Но будь спокоен – стоит дать этим двоим малейший повод, и они вцепятся в нас, как терьеры в лисицу. Тех, что стоят около «Мазды» я не знаю, но подозреваю, что они такие же. Так что сиди и не высовывайся. Нам проблемы не нужны, работа должна быть выполнена аккуратно. Ты понял?
- Да, - отозвался Дейдара, глядя, как две машины – широкая черная «Тойота» и спортивная красная «Мазда» - неторопливо отъезжают от тротуара. – Похоже, всё усложняется, ммм?
- Они здесь из-за тебя, - прошипел Итачи, провожая взглядом удаляющиеся стоп-сигнальные огни. – Если бы ты хоть немного был поосторожнее… А, что теперь говорить. Возвращаемся. Надо подумать, что делать с «дичью». У нас есть неделя на то, чтобы всё уладить. Пошли.
Дейдара с тоской окинул взглядом здание бизнес-центра, вздохнул, прикидывая, где лучше заложить заряды, чтобы здание развалилось поэффектней. Потом поднялся, отряхнул испачканные в какой-то пыли брюки и поспешно последовал за Итачи, который уже спускался вниз по узкой железной пожарной лестнице.

URL записи

URL
Комментарии
2010-02-12 в 15:22 

Итак, моё всевидящее жопное око мне подсказывает, что Саске после траха попытается покончить с собой или сбежать, чтобы покончить с Саем (+ похвастаться тем, что Наруто сескс с Саске понравился больше), а Узумаки тем временем будет заниматься самокопанием, когда как Джирайа-скрытныйкозёл будет целыми днями сидеть на мушке у Итачи с Дейдарой. Или всё обернётся совсем наоборот, а моей заднице придётся нервно покуривать в сторонке, коря себя за такой риал биг промах.
А, вообще-то мне очень нравится как вы пишите - на ошибки грамматические до сих пор на наткнулся (может потому, что зачитываясь, я даже не обращал внимания, так как мне было пофигу - больно увлекательный сюжет), вроде только опечатки и всё... И ещё, самое главное, - это здорово, что фик по НАРУТО/Саске, а не вверх тормашками. ИМХО - так правильно.

URL
     

Nyappy \m/(^____^)\m/

главная